Юрий Помпеев: Тема Карабахской войны стала для меня повседневной болью

25 февраля , 2016, 17:13

В эксклюзивном интервью Всероссийскому Азербайджанскому Конгрессу выдающийся русский писатель, историк и культуролог Юрий Помпеев рассказал об истории нагорно-карабахского конфликта, ужасах Ходжалинской трагедии, о своих исследованиях и книгах, посвященных Карабаху и путях разрешения проблемы.

- Юрий Александрович, вы известный российский писатель-документалист, посвятивший большое количество произведений Нагорному Карабаху. Приближается 24-я годовщина Ходжалинского геноцида. Скажите, пожалуйста, почему вы стали заниматься данной тематикой – Карабахской войной, геноцидом азербайджанцев? Насколько вам близка и понятна боль азербайджанского народа?

- Я начал заниматься проблемой межнациональных расколов в 1986 году. После известных студенческих волнений в Казахстане, в декабре того года ездил в Алма-Ату, чтобы поговорить с людьми, прежде всего с писателями. В начале 1987 года в «Литературной газете» появилась статья агента перестройки Игоря Беляева под названием «Ислам», оскорбляющая религиозные чувства миллионов мусульман Советского Союза. Статья была оголтелой и явно провокационной. Тогда еще продолжалась война в Афганистане, оттуда шел «Груз-200» во многие русские села и города. Статья Беляева была направлена против славяно-тюркского единения, на котором держался СССР. Было понятно, что страна находится на грани всплеска межнациональных распрей.  А в конце того же года в Самарканде, где проводилось крупное писательское совещание, я увидел Зория Балаяна. Был там и Эмиль Агаев из Азербайджана. Они оба являлись собственными корреспондентами «Литературной газеты». Из антитюркских высказываний Зория Балаяна я сформулировал термин «идейный национализм», который, в отличие от бытового национализма, может перерасти в нацизм.

В Ленинградском отделении Союза писателей СССР в начале 1988 года возникла комиссия по межнациональным проблемам, которую мне выпала честь возглавлять. Вместе с другими литераторами я бывал в горячих точках, но пристальнее всего следил за событиями на Южном Кавказе. Там разыгрывалась «карабахская карта».

Тогда я поддерживал добрые отношения с крупным ученым, евразийцем Львом Гумилевым, автором исследования «Тысячелетие вокруг Каспия», впервые изданного в Баку, и с президентом Русского географического общества, профессором Сергеем Лавровым.

С Азербайджаном меня накрепко связала любовь к женщине, верной дочери двух старинных карабахских родов – Рустамбековых и Джаванширов. Мы познакомились в тогдашнем Ленинграде. Она была филологом, специалистом по русской литературе XVIII века. Мы с Земфирой Рустамзаде поженились в 1975 году. Конечно, это событие личного плана, но оно стимулировало желание лучше узнать азербайджанскую литературу, богатую народную культуру. Знакомство с простыми людьми, их искренность, душевный настрой производили неизгладимое впечатление.

Поэтому, когда начались балаганные события в Нагорно-Карабахской автономной области (НКАО), приуроченные, кстати, к 70-летию Брестского мира,  и в российских СМИ стали поливать грязью народ Азербайджана, это терзало мою душу. А расправа над мирным городом Ходжалы 25-26 февраля 1992 года стала очередным актом геноцида азербайджанцев в XX веке. Произошла трагедия, перед которой померкли кошмары средневековья. В древнем азербайджанском поселении Ходжалы пострадали тысячи мирных жителей, в том числе женщины, дети и старики. Армянские боевики вели себя так, словно находились на азартной охоте. Страшной смерти были преданы и турки-месхетинцы, беженцы из Ферганской долины – те несчастные, которые, миновав все круги ада, казалось бы, нашли приют на азербайджанской земле. Их вина заключалась только в одном – они были тюрками.

Тема Карабахской войны, как вы выражаетесь, стала для меня повседневной болью, которая с каждой занозой обострялась. После Ходжалинской резни я взялся за книгу «Кровавый омут Карабаха». Писал ее довольно быстро, потому что был подготовлен – следил за публикациями на эту тему, собирал материалы, анализировал их. Рукопись  была окончена 19 мая 1992 года. А уже осенью, не без труда, естественно, на свой страх и риск смог ее выпустить сначала в Петербурге, затем – в Баку.

В сентябре того же года в Петербурге мы организовали фотовыставку, посвященную армянской агрессии в Карабахе. Мы – это, прежде всего, молодые питерские азербайджанцы, деловые представители диаспоры. Тогда на нашу просьбу быстро откликнулись и в Баку. Приехали лучшие фотографы, в том числе Олег Литвин, а также американец Томас Гольц. Они привезли обширнейший материал, который позволил в громадном зале Союза художников развернуть экспозицию. На ней были представлены и ходжалинские снимки, ставшие теперь классическими сценами жертв антитюркского геноцида. Петербуржцы посещали выставку довольно активно, хотели узнать, что происходит в этом регионе бывшего Союза.

Выставку 5 сентября 1992 года открывал Ватаняр Ягья, тогдашний заместитель председателя комитета по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга. Напомню, что главой комитета по внешним связям был тогда нынешний президент Российской Федерации Владимир Путин.

Но, правда и то, что после выхода книги «Кровавый омут Карабаха», по материалам одной из газетных питерских рецензий, в начале 1993 года я был приглашен в прокуратуру Санкт-Петербурга, однако обвинения в разжигании межнациональной розни  не последовало. Чего я наслушался в последующие годы, так это интернетовской брани, – как результат внимания к моим работам, размещенным на многих сайтах. Самый распространенный укор: «Вы – враг России и Армении. Ваши контакты с «азерами» в верхах РФ не нравятся». Отрадно, что критик мой близок к верхам РФ, раз от их имени предупреждает.

В феврале 2009 года меня пригласили в Москву для участия в международной кампании «Справедливость Ходжалам», которая была инициирована вице-президентом Фонда Гейдара Алиева Лейлой ханум Алиевой. Когда на этом мероприятии мне предоставили слово, громадный зал кинотеатра «Баку» зааплодировал. И я понял, что мою фамилию до сих пор помнят. Тогда же зашел разговор о том, что надо бы издать написанную мною трилогию – «Кровавый омут Карабаха», «Юдольные дни» и новое документальное повествование «Руины» о состоянии оккупированных земель Азербайджана, превращенных в руины. При поддержке Лейлы ханум Алиевой и российского представительства Фонда Гейдара Алиева через год итоговая книга «Карабахский дневник» увидела свет.

- Как вы думаете, что нужно сделать, чтобы хотя бы каждый пятый в России знал о трагедии в Ходжалах. Ведь давайте признаемся себе, россияне, кроме тех людей, которые специально занимаются этой темой, ничего не знают об этом геноциде.

- Я полагаю, что население нынешней России односторонне знакомо с азербайджанской диаспорой – только как с успешными предпринимателями и серьезными налогоплательщиками. Особенно ослаблены культурные связи с Азербайджаном, их надо усиливать. Следует развивать взаимный туризм, обмен музейными экспозициями, кинолентами, переводами литературных произведений. Возможности тут разнообразны, наши народы еще не так безнадежно забыли культуру друг друга. Все помнят Муслима Магомаева, любят Полада Бюльбюль оглы, причем не только как посла Азербайджана в России.

Что касается явно проармянской позиции российских и прочих СМИ при освещении нагорно-карабахского армяно-азербайджанского конфликта, то психологически это можно объяснить очарованием зла – есть такое явление. Противопоставить ему можно лишь  истинную красоту, чем прославлен азербайджанский народ. Прекрасное должно быть величаво, – предсказывал А.С. Пушкин. Средства же массовой информации подвержены подкупу, шантажу и прочим удовольствиям со стороны, бесспорно, сильной армянской диаспоры, паутинной мафии почище сицилийской. Есть и пресловутая иерархия народов, которой придерживаются слабо образованные журналисты, не представляющие, что такое историческое время, судьба народов России, патриотизм.

Большего осуждения, как мне представляется, заслуживают сегодня те литераторы и политологи, которые исповедуют позицию ни нашим ни вашим, покрывая таким образом армянскую агрессию и злодеяния. Известно ведь давнее предупреждение: бойся равнодушных ну и, конечно, конъюнктурщиков.

Возможно, что-то можно объяснить христианской общностью, которую армяне всегда использовали как орудие в борьбе с идеей славяно-тюркского братства и получении помощи от России, в том числе царской России. Всем хорошо известно участие армянской, кстати инославной, церкви в разжигании Карабахского конфликта, известны высказывания католикоса всех армян в 1988 году, подстегивавшего разъяренных армян к противостоянию с азербайджанцами. Разве в этом предназначение духовных деятелей? По идее, духовность призвана объединять, а не сталкивать народы. По моим понятиям, национальное сознание сохраняется с большей страстностью и бережливостью, чем религиозное единомыслие. Кроме того, высочайшая внутренняя солидарность основана не на этнической, как в примитивных землячествах, а, скореена этической, духовно-ценностной основе.

- Как вы считаете, насколько вероятно, что нагорно-карабахский конфликт разрешится военным путем? И при каких условиях это может произойти?

- Есть одна из сур Корана, которая гласит: «Предписано вам сражение, и оно ненавистно вам». В этом я вижу ту мудрую сдержанность, которая свойственна руководству нынешнего Азербайджана. Сегодня совершенно очевидно, что армянский народ только проиграл от оккупации азербайджанских земель, народ влачит тяжкое существование, хотя поджигатели Карабахского конфликта возглавляют руководство Армении. Власть самоопределившихся в нынешнем Ереване бывших карабахцев, хорошо знавших не только азербайджанский язык, но и тюркскую доверчивость, гостеприимство, именуется в сегодняшней Армении «порочной, унизительной, криминальной, не делающей чести нашему народу» (цитата принадлежит Левону Тер-Петросяну. – Ред.). Армения расколота по главному карабахскому вопросу: за нынешнюю власть голосует половина всё еще не прозревшего, обманутого населения. Полагаю, что одним из дивидендов своей изуверской известности должно стать неминуемое участие руководящих лиц в качестве подсудимых на международном процессе по Ходжалинскому геноциду. Полагаю, что конфликт разрешится мирно лишь после смены власти в Ереване. Тогда и восторжествует мнение об азербайджанцах, высказанное прекрасным армянским писателем Грантом Матевосяном устами одного из его героев: «Азербайджанцы – хороший народ, хлеб у них добрый, и сами на язык бойкие, молодцы. И ведь древний народ. Эта земля, по которой ступаем, их. Я удивляюсь, как это они пустили нас в свои горы».

Азербайджанцы же с утратой своих земель не смирятся. Вспомните такую народную  притчу. Пришедшего в гости приняли, накормили, напоили, дали ночлег. Наглый гость начал хвалить всё подряд, зная местный обычай: всё, что нравится пришельцу, то принадлежит ему. Это закон. Гостю дали много подарков, но перед уходом заставили снять сапоги и стряхнуть с них землю. «Земля у нас одна, – говорят в Азербайджане, – и ее в дар мы не даем».

- Как вы считаете, что должно произойти, чтобы геноцид в Ходжалах получил объективную правовую оценку в мире?

- Самый страшный итог трагедии в Ходжалах заключается в том, что никто из виновных в уничтожении этого города и его жителей (а список этот давно известен) так и не привлечен к ответственности. Агрессору это на руку: его принцип – война кормит, мир истощает.

Азербайджан, испытавший неслыханные потери от армянского террора, в числе первых стран присоединился к антитеррористической коалиции. Однако в документах коалиции армянский терроризм даже не упоминается. Более того, от мировой общественности нет ясной и четкой реакции на агрессию Армении против Азербайджана. Таков двойной стандарт – российско-американский. Баку не получил  поддержки и на первом тюркском саммите, который состоялся в октябре 1992 года в Анкаре. Несмотря на принципиальную позицию Турции, в заключительной декларации карабахский вопрос не упоминался: саммит, мол, должен заниматься только вопросами культуры.

Видный российский философ и политолог Сергей Кара-Мурза попытался объяснить феномен замалчивания бесчеловечной расправы. В статье «Европоцентризм: эдипов комплекс интеллигенции» он пишет:

«В конфликте в Нагорном Карабахе демократическая интеллигенция (как и Запад) явно заняла сторону армян. И вот армянские боевики, с целью сделать войну необратимой, поголовно уничтожают население целого городка Ходжалы. С совершенно нейтральными комментариями прошли по телеэкранам образы цветущего альпийского луга с бродящей между телами женщин и детей комиссией ООН. Никакого впечатления у демократической общественности это не вызвало (а западная пресса даже не сочла инцидент заслуживающим упоминания). Какой-то синклит духовных лидеров цивилизации включил армян в число «чистых», а азербайджанцев не включил (или пока не включил). И послушный сигналам этих лидеров, российский интеллигент пометил у себя в мозгу установленную цену армянской и азербайджанской крови».

Но российский народ эти сигналы воспринимает острее. В романе Владислава Крапивина «Бронзовый мальчик» (2008) есть такой эпизод: «В середине марта сгорел телевизор. Дед плюнул и сказал, что «кинескоп не выдержал ежедневного сумасшествия». Действительно, творилось черт знает что. В Карабахе и между Арменией и Азербайджаном уже сплошная война, ракетные установки «Град» пошли в дело. Когда показали, что случилось под городом Ходжалы, тетя Варя из комнаты ушла. Потому что на экране – снежное поле, а в поле этом сотни трупов: и взрослые, и ребятишки…».

Ответить за Ходжалинский геноцид в отношении беззащитного мирного населения придется. Чтобы вернуть человеческое уважение через покаяние.

Анна Усанова


1648 просмотров

Связаться с автором статьи можно по адресу vak.news@gmail.com

Наверх