Марк Берколайко: Благодарю небеса за те часы счастья, что дарил мне Баку!

03 марта , 2016, 14:22

Наш соотечественник, проживающий ныне в России доктор физико-математических наук профессор Марк Берколайко, родился 8 мая 1945 года в Баку. В 1967 году окончил математический факультет Азербайджанского госуниверситета. До 1998 года преподавал в Воронежском инженерно-строительном институте, занимался теоретической и прикладной математикой: теория функциональных пространств, гармонический анализ, сингулярные интегральные операторы. В 1998 году Марк Зиновьевич поменял и область преподавания, и сферу научных интересов: теория инвестирования, математические модели и стратегии на фондовом рынке, управление портфелем ценных бумаг. Однако он известен не только как научный деятель, но и как талантливый писатель.

– Вы родились и выросли в Баку. Студенческие годы также прошли здесь. Какой запомнилась столица вашей молодости?

– Мой Баку обладал редким для городов мира обаянием. Оно складывалось из удивительно гармоничных архитектурных и планировочных решений; из того, что приметы старины (крепостная стена, Девичья башня) не подавлялись более поздней застройкой, а словно бы образовывали с нею застолье дружной и спаянной семьи –застолье, на котором всем хорошо и тепло: и старым, и зрелым, и молодым, и юным. И, конечно же, потрясающей красоты бакинская бухта. Про нее говорили (в частности, Максим Горький), что она не хуже неаполитанской… Нет, для меня она лучше. И знаете, почему? В Неаполе бухта просится на полотно или в кадр, а наша (моя!) бакинская – в музыку. У Мусоргского есть замечательное вступление к опере «Хованщина», называется оно «Рассвет на Москва-реке»… Как жаль, что никто из великих азербайджанских композиторов – ни Гаджибеков, ни Караев, ни Амиров или Магомаев – не создали столь же вдохновенный «Рассвет (или закат) у бакинской бухты». Это была бы изумительная музыка. Я вырос в Крепости. Из разных окон нашей квартиры бухта была видна в двух ракурсах: ее центральная часть с зеленью бульвара и «Домом Каспара», как высотной доминантой, и та часть, что примыкает к Баиловской косе – здесь, конечно же, доминантой был Нагорный парк. Там тогда располагался Зеленый театр, и несколько вечеров, стоя у открытого окна, я был восхищенным «слушателем» на концертах нашего гениального Муслима Магомаева, Мусика, как тогда называли его все бакинцы. Я живу уже довольно долго и не устаю благодарить небеса за те часы счастья, что дарил мне Баку!

– А как часто вы приезжали потом в родной город?

– Последний раз был в любимом своем городе в 1981 году. Очень хочется побывать сейчас, знаю, как Баку хорошеет. Но немного страшно: удастся ли вернуться в детство? Вот, например, в клипах и фильмах мелькают улицы и улочки Крепости, выложенные чудесной плиткой или булыжником… Но я-то, вспоминая, до сих пор физически ощущаю под ногами чуть плавящийся на жаре асфальт. А источают ли летом крыши легкий аромат покрывающего их кира? Или теперь они покрыты современными материалами?

- Я знаю, что вы некоторое время выступали в КВН. Судя по рассказам, вы большой юморист.

- Выступал в КВН недолго, дольше был автором команд. Юморист ли я? Вряд ли. Несколько лет с моим другом и соавтором Григорием Розенбергом, он живет в Израиле, писали для ТВ и эстрады наши рассказы часто публиковались на знаменитой 16-й полосе «Литературной газеты», в журналах. А потом вдруг решили: нет, это не наше. Так что скорее не юморист, а просто человек с неплохим чувством юмора. Иногда язвительный, но в такие минуты себе не нравлюсь.

– Расскажите, пожалуйста, о периоде, когда вы переехали в Россию.

– В Воронеже я с 1968 года, приехал в этот город, когда поступил в аспирантуру. Нелегко было утвердить себя среди выпускников матфака Воронежского университета, но получилось. После защиты в 1971 году кандидатской диссертации стал старшим преподавателем Воронежского инженерно-строительного института и проработал на кафедре высшей математики до 1998 года. Защитив в 1989-м докторскую диссертацию, там же стал профессором. Профессор Рутицкий был замечательным заведующим кафедрой, коллектив сложился очень творческий и дружный, работалось радостно и наукой активно занимался. Стал завзятым конференцменом, объездил всю страну. Славное было время, и я очень ему благодарен.

- Вы ностальгируете по СССР?

- По советской науке, советской математике, одной из сильнейших в мире, ностальгирую. По выдающимся достижениям страны, по великим театрам того времени, по великому кинематографу ностальгирую. По тому, что называлось дружбой народов, которая для меня была не «соединением пролетариата всех стран», а дружбой ученых, дружбой творческих людей – тоже. По КПСС, КГБ, Госплану и вездесущей-вездесующейся «руке Москвы», разумеется, нет.

- В 1998 году вы поменяли и область преподавания и сферу научных интересов. С чем был связан такой выбор?

– К тому времени мои научные интересы словно бы сами собой постепенно переместились в экономику (теория инвестиций, теория портфеля) и бизнес-консультирование. Так что вполне естественно было перейти преподавать на экономический факультет ВГУ.

– Вашему перу принадлежит множество научных работ, публикаций, книг и статей. Над чем вы работаете сейчас?

– Сейчас я работаю над четвертым своим романом «Инструменты». Преподаю в школе эффективных коммуникаций «Репное», которую создал и спонсирует Геннадий Чернушкин - владелец одного из крупнейших мебельных холдингов России. В юбилейном сборнике, посвященном пятилетию школы, опубликована статья «И все же, для чего человечество?», над которой мы с Семеном Харитоном изрядно помучились. Но усилия были не напрасны. Как сказал мне один из крупнейших бизнесменов Воронежа: «Потрясающе, что в нашем городе живут и работают мыслители такого уровня!» Но это я, кажется, расхвастался… Однако чем действительно горжусь, так это своими учениками и ученицами. И на соавторов мне всегда везло!

– Ваши пьесы пользуются популярностью в воронежских театрах. Расскажите о театральной странице в вашей жизни.

- Вряд ли можно сказать, что мои пьесы пользуются популярностью в театрах. Во всяком случае, их не ставят. Но зрители к ним относятся хорошо. Мои коллеги из «Инвестиционной палаты» сделали мне на 65-летие роскошный подарок, инсценировав и сыграв на сцене спектакль «Марик с улицы Искровская» по повести «Седер на Искровской» о моем детстве, семье и 6-й бакинской школе. Семь представлений, наполненных песнями Рашида Бейбутова, еврейской и русской музыкой, с зашкаливающим энтузиазмом непрофессиональных актеров – и всегда аншлаг. Этот спектакль есть в YouTube. По-моему, его просматривают до сих пор… А через три года получил подарок уже от профессионалов: замечательные воронежские актеры десять раз сыграли спектакль-читку по моей пьесе «Круженье под вальс к «Вальпургиевой ночи» – и тоже с большим успехом. Но вообще-то драматургией и кинодраматургией я перестал заниматься в 1991-м, а в 2005-м, как сейчас помню, 9 ноября, начал писать прозу и из этого «запоя» не выхожу до сих пор.

– Марк Зиновьевич, каковы ваши дальнейшие планы?

– «Хочешь рассмешить Господа, расскажи Ему о своих планах»...  Есть огромное желание писать, наслаждаться общением с близкими, друзьями и учениками.

– А как вы оцениваете отношения РФ с Азербайджаном в области культуры и науки?

– Думаю, что они просто обязаны быть многообразными и развиваться гораздо динамичнее. Вот, например, мечтаю, чтобы на канале «Культура» появились ежегодные циклы передач, посвященные Габалинскому фестивалю, ставшему выдающимся явлением в мировой музыкальной жизни. А на азербайджанском телевидении – циклы передач, посвященные замечательным конкурсам имени Чайковского, Глинки, Рубинштейна, Шаляпина, чтобы состоялись совместные российско-азербайджанские математические симпозиумы. Ведь музыка и математика – это Эвересты цивилизации! 

                                                                              Беседовала Илаха Алекперова 


2093 просмотра

Связаться с автором статьи можно по адресу vak.news@gmail.com

Наверх