Кямиля Гусейнова: Тайна смерти Наримана Нариманова

11 марта , 2016, 14:29

Недавно я прочитала книгу  историка Рудольфа Иванова «Смертельная схватка. Рассекреченные архивы приоткрывают тайны борьбы Наримана Нариманова с извращениями большевизма в Азербайджане», которая была презентована в Москве в прошлом году. Книга очень содержательная, и это не случайно – ведь все, что бы ни писал Рудольф Иванов, обязательно увлекательно. Книга Иванова о Нариманове обстоятельна и остропублицистична. У нее интригующее название – «Смертельная схватка». Роль Нариманова в истории Азербайджана можно объяснить просто. Он – создатель Азербайджанской ССР. Его жизнь, его путь от национально ориентированного просветителя до марксиста-большевика, его принципы определили роль и место Наримана Нариманова в сложных перипетиях первой четверти XX века. Он встал рядом с Лениным. Он видел будущее Азербайджана не столько с братьями по языку – турками, сколько с братьями по общей судьбе и общей социальной доле – российскими большевиками. И он не был одинок в своих убеждениях. Рядом с ним были Мусабеков, Буниятзаде, Султанов… В книге приведено очень много интересных фактов из биографии Нариманова, о которых хотелось узнать подробнее. 

Мне, корреспонденту «VAKinfo», удалось задать вопросы потомку выдающегося политика  –  директору мемориального музея Н. Нариманова Кямиле Гусейновой, которая поделилась воспоминаниями своей бабушки, племянницы Нариманова.

 

– Кямиля ханум, вы возглавляете Музей Наримана Нариманова в Баку. Кому принадлежала идея создания музея?  

– В музей я пришла в 1999 году, когда ушел из жизни директор мемориального музея Логман Гаджиев. По образованию я медик-фармаколог, работала в госпитале при МВД Азербайджанской Республики. Первые пять лет работала в музее научным сотрудником, а затем возглавила его. Музей общественно-политического и государственного деятеля, писателя, учителя и врача Наримана Нариманова был создан по инициативе Гейдара Алиева в 1977 году. Двухэтажный дом, принадлежавший купцу Гасану Бабаеву, был построен в 1900 году. Нариманов со своей семьей проживал в квартире на втором этаже. Экспозиция дома-музея состоит из четырех комнат: столовой, гостиной, спальни и врачебного кабинета.  В первом зале находятся экспонаты, связанные с детскими и юношескими годами Нариманова. Большой интерес вызывают подлинники: свидетельства о рождении и окончании им Горийской учительской семинарии, материалы о его преподавательской деятельности, а также макет дома в Тифлисе.

Во втором зале музея демонстрируются экспонаты, которые освещают деятельность Нариманова в первые десятилетия XX века. В третьем зале выставлены личные вещи Нариманова, его неоконченные письма к сыну Наджафу, а также материалы о смерти. Ну и четвертый зал – врачебный кабинет. На основании воспоминаний моей бабушки Ильтифат ханум, племянницы Нариманова, в этой комнате все восстановлено так, как было при его жизни. Медицинские инструменты, шкаф для хранения лекарств, вешалка, картины освещают его врачебную деятельность. Очень много различных документов, истории болезней, письма жене, сыну.

– А что рассказывала вам бабушка о Нариманове и его доме?

– Моя бабушка Ильтифат ханум и ее сестры росли в доме Нариманова. Он дал им хорошее образование, сделал все возможное, чтобы они не чувствовали отсутствия родителей, которые погибли, когда девочкам было года два от роду. Бабушка очень любила своего дядю. Она рассказывала о том, как переживал дядя мартовские события 1918 года. Как-то в середине марта к нему пришли несколько человек. После длительной беседы в его кабинете дядя был мрачен и сердит. Он позвонил Степану Шаумяну и приказал немедленно прекратить этот кошмар. Но через несколько дней ситуация в городе обострилась. Дядя ушел, его не было несколько дней. Под именем красноармейцев к нам в квартиру ворвались дашнаки, они требовали обыскать квартиру. Мой другой дядя выдал себя за Наримана – его забрали. В сторону нашей квартиры было много выстрелов. Уже тогда было очевидно, что Наримана хотели убрать», – вспоминала бабушка. В июне того же года Нариману Нариманову пришлось поехать в лечебницу в Астрахань, там он проходил курс реабилитации несколько месяцев. По словам бабушки, его парализовало, и до парохода его несли на носилках. Так отразились эти события на его здоровье.

Бабушка вспоминала и истории, связанные с общением Нариманова с Гаджи Зейналабдином Тагиевым. Гаджи говорил Нариманову, чтобы тот никогда не зазнавался: «Никогда не забывай, кем ты был, иначе судьба отвратит от тебя свой лик», – говорил Гаджи. Как вспоминала бабушка, в бакинскую квартиру Нариманова каждую пятницу приезжали друзья – Муслим Магомаев, Джалил Мамедкулизаде, Азим Азимзаде, Узеир Гаджибеков, Юсиф Чеменземенли, для них пел Гусейн-Кули Сарабский. За чайным столом они обсуждали последние новости, декламировали стихи. Нариман Нариманов писал статьи под названием «Пятничные беседы».

– Кямиля ханум, обстоятельства смерти Нариманова покрыты тайной. Наверняка бабушка рассказала вам правду? 

– Я всегда стараюсь ссылаться на воспоминания бабушки. Она жила в доме Нариманова, общалась с ним, была свидетелем многих событий. Я, в свою очередь, общалась с бабушкой, росла с ее воспоминаниями. По словам бабушки, за несколько дней до смерти Нариман Нариманов был в Тифлисе. Обычно, когда он ездил в Тифлис, он приезжал и в Баку – навещал племянниц. Тогда он с племянницами и их детьми приехал в Москву. 19 марта он, как обычно, ушел на работу, приехал в 4 часа, прилег, поручил разбудить в 6 вечера – ему надо было ехать на заседание бюро. Проснулся бодрый, в хорошем расположении духа отправился на заседание. Спустя несколько часов, в 20.30, позвонили и сказали, что ему стало плохо. Родственники приехали в больницу, где врачи сообщили о внезапной смерти Нариманова. По версии людей, которые были рядом, у Наримана Нариманова был сердечный приступ. Похоронили его у Кремлевской стены.

Знаете, что самое удивительное и непонятное? То, что, по рассказам бабушки, на похоронах не было ни одного представителя азербайджанской власти и интеллигенции. А друзья и знакомые приехали спустя пять-шесть дней после похорон Нариманова.

– Что стало с семьей Нариманова после его смерти? 
– После его смерти семья – вдова Гюльсюм ханум и пятилетний Наджаф – были вынуждены остаться в Москве. Возвращаться на родину для них было небезопасно. Об этом Михаил Калинин рассказал моему дедушке Газанфару Нариманову – двоюродному брату Наримана. До конца жизни жена и сын так и не побывали в родных краях. Родственники из Баку и Тифлиса ездили  к ним в Москву. Они старались не оставлять их одних. Наджаф Нариманов пошел по стопам отца – отчаянно сражался за свободу и независимость своей родины СССР. Он был отважным танкистом. 10 сентября 1943 года в возрасте 23 лет лейтенант Наджаф погиб в боях в районе поселка Волноваха, что в Донецкой области Украины, и был посмертно награжден орденом Отечественной войны I степени. В нашем музее много писем Наджафа, адресованных матери. Двоюродный брат Нариманова был без вины расстрелян. Сталин делал все возможное, чтобы имя Наримана Нариманова было забыто. Мама рассказывала, что, когда она была маленькой, их отправили в Казахстан. Ее исключили из мединститута, младшая тетя вовсе не смогла поступить в вуз. Вот так им приходилось выживать.

– То, чем вы сейчас занимаетесь сейчас, – случайность или вам всегда хотелось чего-то подобного? 
– Я часто думаю о том, заслужила ли я это место. И считаю, что это мой долг. В первую очередь перед семьей. Я не могу объяснить словами то, что значит для меня Нариман Нариманов. Все свои воспоминания бабушка записывала в тетрадь, которую я бережно храню. На основании этих записей было бы интересно написать книгу.

 Илаха Алекперова 

 


2516 просмотров

Связаться с автором статьи можно по адресу vak.news@gmail.com

Новости по теме


Поздравляем
Наверх