Владислав Лисовец: Ни один город на Земле не заряжает меня так, как Баку

16 марта , 2016, 16:31

Эксперт моды, телеведущий, актер, общественный деятель, владелец сети салонов красоты – и все это один и то же человек. Невероятная жизненная энергия и целеустремленность Владислава Лисовца позволила ему сделать головокружительную карьеру в Москве. Но сегодня он откроется читателю как человек искренний, с нежной и чувствительной душой. И есть в этой сентиментальности что-то из далекого, но такого родного его сердцу города Баку.

Город детства

– Какие у вас воспоминания о детских и юношеских годах в Баку?

– Детство мое было очень счастливым, практически круглый год я был на море, ел свежие фрукты, играл в обливалки в жаркие месяцы. Часть лета я обязательно проводил у бабушки в Баладжарах.

Я рос в Насиминском районе, в местечке, который назывался Арменикенд, то есть армянское поселение. Там действительно их проживало много. Даже улица, на которой я жил, называлась Ереванский проспект, впоследствии переименованный в проспект Вагифа.

Моя юность прошла в сплошных прогулках. Каждый день я гулял по Баку, часто в одиночку, размышлял, отмечая для себя что-то новое. Такие прогулки нравятся мне до сих пор. Причем сейчас они гораздо безопаснее, чем раньше, даже среди глубокой ночи. Я много времени проводил в Старой крепости. Именно поэтому у меня такое трепетное отношение к Баку – тогда я ощущал корни, историю этого города, которая запечатлелась в узких улицах Ичери Шехер.

Я человек очень чувствительный на запахи. Поэтому Баку для меня это, прежде всего, удивительная смесь ароматов: свадебного плова, старого ковра, моря и нефти. Этот запах очень характерный, я ощущаю его всегда, когда приезжаю в Баку.

– Никогда не слышал о вашей национальной принадлежности. Может, потому что никто не поднимал этот вопрос там, где вы росли?

– Я бакинец в четвертом поколении, на 80% во мне течет украинская кровь, на 20% , русская. Все предки родились и выросли в нашем любимом городе. Только дед по отцовской линии приехал работать в Баку в 30-х годах прошлого столетия. Во время войны бабушка по отцовской линии работала в военном госпитале, где и познакомилась с дедом. Семья потомственных железнодорожников, поэтому у меня всегда была бесплатная поездка в любую точку по железной дороге, а у старшего брата путевка в пионерлагерь.

Об интернационализме и толерантности Баку говорят и знают все. Я вырос в подъезде, где было 8 квартир. 8 квартир – 8 разных национальностей. С детства нам прививали терпимость к культуре других народов, поэтому различия между нами практически не ощущались. Но все-таки они были. Так, например, азербайджанские мальчики, как ни странно, были самыми спокойными, самыми не рисковыми среди нас. Дети других национальностей были более шебутными. Двор был очень дружным. Баку в принципе всегда был живым городом, что отражалось и на жителях нашего двора. Мы все время во что-то играли – что дети, что взрослые – в свободное от работы время.

Единственная проблема, которая была у меня в Баку, это внешний вид: я всегда одевался довольно ярко, чем очень нравился девочкам и очень не нравился парням. Приходилось выкручиваться, мог пожаловаться старшему брату.

– Сегодня Баку сильно изменился. Какие параллели могли бы провести между современным Баку и городом 20-летней давности?

– Сейчас люди стали меньше гулять. Раньше это было отличительной особенностью Баку. Город стал более жестким. Лишь моя популярность помогает ощущать себя как в Баку 20-летней давности: незнакомые люди подходят, здороваются, все с искренними улыбками. Самое приятное, что ко мне подходят только теплые люди. Эта солнечная энергетика просто заразительна.

Ни один город на Земле не заряжает меня так, как Баку. Все, что связано с этим городом и страной, для меня свято. Поэтому я ни секунды не раздумывал, когда поступило предложение д атьинтервью вашему изданию.

Переезд в Москву

– По какой причине и когда переехали в Москву?

– Мои одноклассники сейчас говорят, что я всегда мечтал жить в Москве, хотя сам этого не помню. Просто в один момент мне все надоело: одни и те же лица, одни и те же прически, да и не безопасно было в начале 90-х. Люди, которые были олицетворением Баку для меня, начали потихоньку уезжать. В этот момент я понял, что город уже не мой, несмотря на то, что я был достаточно востребованным парикмахером. Мне захотелось двигаться дальше, захотелось чего-то большего. Сел в самолет и прилетел в Москву. А дальше, благодаря львиному характеру, решил, что должен чего-то добиться здесь. Начал пробовать, появился новый круг общения.

– Насколько сложным для вас оказался этот переезд?

– Расставаться с Баку было невероятно сложно. Первые два года я часто возвращался на Родину, часто видел Баку во сне. Не скрою, иногда просыпался со слезами на глазах. И в определенный момент я дал себе слово, что не вернусь домой, пока не добьюсь чего-то в Москве. Мне даже пришлось отказаться от своего бакинского круга общения, что далось с огромным трудом.

– Чувствовалась ли разница между Баку и Москвой?

– После бакинского размеренного ритма жизни переключиться на московский довольно трудно. В Москве жил мой друг-бакинец Руфат, который настаивал на моем переезде. Он говорил: в Москве очень круто, тебе надо быть здесь. Я приехал и, честно говоря, ничего крутого в этой столице не нашел: тогда это был полубандитский город, весь заставленный палатками и ларьками. По ночам тут было еще опаснее, чем в те времена в Баку. А так разница, конечно, в масштабах. Я могу обойти весь Баку за полтора часа, и раньше он казался мне огромным. Переехав в Москву, я понял, что такое огромный город.

~ Часто люди, уехавшие из родного города, приезжая обратно, подвергают все новшества жесткой обструкции. С чем это связано, по-вашему?

– Я получил высшее психологическое образование и немного понимаю людей. Уверен, те люди, которые не смогли быть лучше, чем они были в родном городе, возвращаясь, начинают высказывать своё недовольство – мол, город уже не тот, что был раньше, и так далее.

Я, например, возвращаюсь в Баку с большим удовольствием и не жалею ни о чем, именно потому, что у меня все получилось в Москве. Теперь я даже имею возможность приезжать в город моего детства по приглашению: мне оплачивают проезд, проживание, расходы. Это приятно, я чувствую себя востребованным в двух странах.

Возвращаясь на Родину, смотря на дом, в котором вырос, у меня щемит сердце, но в то же время я понимаю, что моя новая квартира в Москве гораздо лучше, я живу в центре огромного мегаполиса и могу позволить себе подъехать с шофером к своему старому дому в Баку. Наверное, все эти ощущения позволяют мне часто приезжать в Баку и просто заряжаться и наслаждаться этим городом.

А всем тем, кто, возвращаясь в Баку, ощущает недовольство или неприязнь, я бы пожелал добиться на новом месте жительства хотя бы тех же условий, которые были у них в Баку, или же просто отпустить ситуацию и воспоминания, не жить с мыслями о том, что тогда было хорошо. Хорошо здесь и сейчас.

Икона стиля

– Что такое, по вашему определению, стиль и как он влияет на успешность человека?

– Стиль – это то, что вас определяет, отличает от других, обращает на вас внимание. Это может быть и одежда, и поведение, и манеры, но чаще всего это все вместе.

В наше время внутренний мир обязательно должен контактировать с внешним видом – одно без другого не работает. Я, например, не знаю ни одного интересного человека, который выглядел бы банально. Одежда многое значит сегодня. Образ – это визитная карточка, трансляция внутреннего мира. Высшая степень комфорта, когда человек может позволить себе одежду по настроению, а не по дресс-коду. Поверьте, это могут позволить себе немногие.

– Профессия и бизнес. В чем секреты того и другого и что для вас более важно?

– Знаете, Россия это страна, где каждый знает, что ему удобнее и нужнее, особенно женщины. Прекрасная половина российского общества знает практически все: как одеваться, где отовариваться, куда везти детей и так далее. Поэтому в моей профессии очень важно быть уверенным и убедительным. Амбиции, харизма, вкус – все перемешивается в этом соусе так называемой успешности. Еще одним обязательным компонентом считаю искреннее желание помочь, именно благодаря этому стремлению я получаю удовольствие от работы.

Что касается бизнеса, уверен, что любой хороший парикмахер рано или поздно должен открыть свой салон, чтобы закрепить успех. Лично у меня было желание создать комфортные рабочие условия для себя. Сработала формула «я лучше знаю, как должно быть». Но реализация была гораздо сложнее, чем сама идея. Я стоял в очередях в различные государственные учреждения, чтобы получить огромное количество документов, собирал бумаги, набирал команду… Как выяснилось, я довольно неплохой бизнесмен, хотя поначалу все делал интуитивно.

Кстати, когда открываешь салон, надеяться на то, что все твои друзья и знакомые будут ходить к тебе – иллюзия. Я с этим столкнулся.

Сейчас стригу гораздо реже, чем раньше. У меня есть несколько друзей, у которых интересные прически, с ними я работаю в свое удовольствие и не беру за это деньги.

– Как вы ощущаете себя на данный момент и какие планы на будущее?

– Сейчас я наслаждаюсь жизнью, конечно, строю планы на будущее и стремлюсь их реализовать. Хочу больше сниматься в кино, участвовать в различных проектах на телевидении. Кстати, мечтаю о квартире в родном Баку. Определяющим на будущее желанием является ощущение счастья. Сегодня это может быть хороший кофе с утра, завтра – поездка в Баку или путешествие к океану, послезавтра еще что-нибудь придумаю.

Намик ГАСАНОВ


598 просмотров

Связаться с автором статьи можно по адресу vak.news@gmail.com

Нам пишут Написать
Наверх