Композитор Ася Султанова: «Музыка делает меня счастливой»

31 марта , 2016, 14:55

Известный композитор Ася Султанова  пишет музыку, работая в различных жанрах, создает камерно-симфонические произведения, музыку для детей и кино.  Она член Союза композиторов России и заслуженный деятель искусств Азербайджана. Ее сочинения тесно связаны с азербайджанской национальной музыкой, отличаются яркой индивидуальностью. Музыка Султановой  была хорошо известна в СССР: достаточно вспомнить, что ее песней «Россия» завершались правительственные концерты в Кремлевском дворце.

Ее поэма для голоса с оркестром – ода «Азербайджан» – является фондовой записью Всесоюзного радио, она звучала на лучших сценических площадках России. Сочинения композитора прочно вошли в репертуар известных творческих коллективов и выдающихся солистов - Муслим Магомаев и Рашид Бейбутов вдохновенно исполняли ее песни. В интервью ВАК композитор рассказала о знаковых встречах и секретах творческого успеха.

 

- Ася ханум, вы родились и выросли не в творческой семье. Откуда же такая любовь к музыке?

- Моя мама была преподавателем английского языка, а мой отец – ученым-геологом. В 1933 году он открыл крупнейшее месторождение нефти. Это было настоящей сенсацией, 20 тонн в день. Об этом писали все газеты, из Москвы приехали документалисты снимать фильм. Он получил денежную премию, на которую мама купила рояль. Но во время сталинских репрессий папу арестовали, его обвинили в саботаже. Мама осталась с тремя детьми. Мы переехали к бабушке. В эти трудные годы нас спасло знание мамой английского языка – она окончила американский колледж в Иране. Мама активно репетиторствовала и занималась преподавательской деятельностью. Несмотря на трудности в семье, мама учила нас музыке. С самых ранних лет я хорошо разбиралась в ней и после окончания школы в Баку приехала поступать в Московскую консерваторию имени Чайковского.

 - Расскажите об этом подробнее.

- В Москву я приехала в победном 1945 году. После успешной сдачи экзаменов я настояла, чтобы меня взял к себе в класс Виссарион Шабалин. Я предпочитала играть последней – не любила, когда педагог делал мне замечания при окружающих, это задевало мое самолюбие. Он был замечательным человеком. И добрый, и жесткий, и насмешливый. Как-то я засомневалась, стоит ли дальше учиться, а он мне говорит: «Чайковский записывал мысли на манжетах, а вы возьмите ручку и пишите в записной книжке: если хотите стать композитором, то учитесь, но никогда не упрямьтесь». А засомневаться в будущих успехах было отчего.

На первых порах мы жили в комнате, куда вела дверь прямо из большого концертного зала консерватории. Представьте себе, на сцене играет Давид Ойстрах, в зале аншлаг, открываешь дверь, а в ней кроватей 20 с отсыпающимися после сессии девушками. Просыпались в шесть утра, даже если хотели отоспаться – не получалось.

 - Как же вам удавалось творить в этих условиях?

 - Ко мне в гости приехал папа, он был недоволен этими условиями и подыскал мне комнату у старушки. К счастью, комната была глухая, и там я могла часами играть на рояле. А потом наступил 1948 год, началась эпоха борьбы с формализмом. Нас вызывали к инструменту, и мы играли. Если в музыке слышались краски, эмоции, то педагоги под чутким наблюдением людей из КГБ тихо и шепотом говорили: «Играй сухо». Помнится, был такой поляк Берлинсон. В разгар послевоенной социалистической стройки он додумался написать музыку, посвященную папе и маме, отчего вызвал негодование профессуры. И чтобы окончательно выбить из нас формалистическую дурь, ректорат продлил обучение на два года. После переезда в квартиру в Газетном переулке моя жизнь сильно изменилась.  

С улыбкой вспоминаю эти годы. Меня, тогда еще молодую выпускницу консерватории, приметила Зинаида Александровна, секретарь Шостаковича. Специальных встреч с известными людьми, именитыми композиторами, музыкантами я никогда не искала. Все складывалось само собой вокруг моего дома, где жили многие известные деятели культуры (Рихтер, Свиридов, Шаинский). Я всегда говорила, что людям не интересна моя жизнь, их интересуют люди, с которыми я общалась. 

- В этом же доме была судьбоносная встреча с Муслимом Магомаевым?

- Встреча с Муслимом была случайной. В Москве проходила Декада азербайджанской культуры. Я не могла ее не посетить. И на одном из концертов обратила внимание на молодого и интересного исполнителя. Меня поразило в нем умение петь и одновременно играть. После выступления я зашла за кулисы, предложила ему свои песни и пригласила послушать. Он согласился. На следующий день Муслим пришел ко мне домой и взял три песни. Тогда я связалась с супругой известного композитора, чтобы договориться о записи молодого артиста. Мы вместе повезли будущую звезду на радио, где редактор, услышав его голос, только и сказала: «Пишите сколько хотите и что хотите». Я убеждена, что за один день вся Москва и даже страна были покорены молодым певцом из Баку. Он взлетел так стремительно, что через несколько дней к нему нельзя было подступиться. Но три песни – «Человек, которого я жду», «Если со мною ты», «Звезды Баку» - навсегда остались в его репертуаре.

 - Каким вы помните Муслима Магомаева?

- На первом выступлении он чувствовал себя естественно, хотя, конечно, волновался перед выходом к московской публике. Муслим был очень скромным и добрым, влюблен во все произведения, которые исполнял. Есть так называемые жанровые артисты – кому-то удаются больше песни, кому-то романсы, а Муслиму удавалось абсолютно все. Он одновременно хорошо исполнял песни на родном азербайджанском, русском и итальянском языках. Именно этими способностями он покорил сердца миллионов поклонников.

 - Правда ли, что по вашему совету композитор Владимир Шаинский поехал учиться в Баку?

- К моменту нашего знакомства он был хорошим скрипачом, играл в оркестре Утесова. Но молодой талант был оценен не по достоинству. И тогда я посоветовала Шаинскому ехать учиться в Бакинскую консерваторию имени Гаджибекова в класс Кара Караева. Он так и сделал, на три года уехал в Баку и вернулся оттуда композитором. Много песен он написал в столице нашей родины.

  - Вы более 70 лет живете в Москве, как вам удалось сохранить любовь и верность азербайджанской музыке?

- Профессиональная школа, знания, полученные как в Москве, так и на родине, занятия с выдающимися композиторами и мастерами, такими как Караев, Шебалин, тарист Мансуров и другие, давали возможность использовать определенные художественные средства для написания музыки, близкой и к европейской, и к чисто азербайджанской. Любовь к азербайджанской музыке подарила жизнь моим многим произведениям. Среди них концертная обработка народной музыки «Аскераны», оркестровое произведение на основе азербайджанской мелодии «Тураджи», «Вагзалы», «Евляри вар хана-хана», фантазия на азербайджанские темы «Агаджда ляляк» и ряд других произведений. Мне также принадлежат гимн солидарности азербайджанцев, гимн, посвященный дружбе народов мира, музыка «Баку - Москва», «Баллада о земляках». Своими песнями я хочу сделать общение азербайджанцев и россиян еще теснее. Все годы моей работы в Москве я старалась приобщить людей к прекрасной азербайджанской музыке, но очень надеюсь, что мои песни будут также достоянием и азербайджанского народа.

 - Ася ханум, а в чем секрет вашей бодрости и оптимизма?

- Пожалуй, никакого секрета у меня нет. Я люблю спорт, много двигаюсь – стараюсь ходить только пешком. Каждое утро я делаю гимнастические движения. Ну, конечно же, это музыка. Именно она делает меня счастливой. Я не представляю своего дня без игры на рояле или фортепиано.

Илаха Алекперова 


7077 просмотров

Связаться с автором статьи можно по адресу vak.news@gmail.com

Новости по теме


Поздравляем
Наверх