Командир Ибад Гусейнов:«Очень важно сотрудничать с российскими СМИ для донесения правды о Карабахе»

08 июня , 2016, 15:09

Жизненный и боевой путь героя карабахской войны Ибада Гусейнова - прославленного азербайджанского разведчика, кавалера Ордена Азербайджанского Знамени - уже не первый год привлекает пристальное внимание азербайджанской общественности. Группа ветеранов Карабахской войны, сплотившихся вокруг Ибада Гусейнова, продолжают реализацию проектов с целью военно-патриотического воспитания молодежи и донесения правды об армяно-азербайджанском конфликте до мировой общественности.

- Сложилось противоречивое мнение об Ибаде Гусейнове: за подвиги, совершенные в ходе карабахской войны, в Азербайджане вас считают героем, а на противоположной стороне – в Армении - называют хладнокровным убийцей. Это не создает Вам дискомфорт?

- Понимаю, что значительная часть армянской общественности относится к моей персоне негативно, но ведь я участвовал в боевых операциях на своей родной земле, защищал село, в котором родился, и земли Карабаха, где мои предки жили веками. Считаю, что все как-раз-таки с точностью до наоборот, поскольку основной моей мишенью на войне были иностранные наемники и террористы армянской национальности, которые из-за рубежа за деньги воевали и убивали в том числе мирное азербайджанское население. То есть, кто-то может меня ненавидеть, кто-то уважать, но ясно одно – я не воевал на чужой земле, а защищал свою Родину от вооруженных пришельцев.

- Извиняюсь за нескромный вопрос: Вы убивали исключительно вражеских солдат, или были и мирные жители?

- Со всей ответственностью заявляю: не убивал ни одного мирного человека. Если честно, во время разведывательных операций очень редко встречался с мирными армянскими жителями. Ведь они жили, в основном, в райцентрах. «Общаться» с мирными людьми не входило в мои планы, я выполнял несколько иные задачи.

- То есть, в случае столкновения с обычным армянином Вы пощадили бы его?

- Такие случаи были редко. Помню, однажды мы возвращались с разведзадания в тылу противника и столкнулись с пожилым армянином. Если честно, до того времени я считал себя способным на все. Но я просто связал его и выпустил на армянскую сторону, когда мы дошли до нейтральной линии фронта. Армянин побежал к своим, но, к сожалению, они его расстреляли как предателя.

В другой раз, во время разведоперации, мы увидели армянскую семью, которая работала в поле. Наше задание оказалось под угрозой срыва, однако я приказал своим ребятам не спугнуть их и обойти. Ведь я тоже из простой крестьянской семьи, которая своим трудом зарабатывала на жизнь.

- Если не ошибаюсь, на линии фронта тогда оказался ряд поселений русских молокан. Какова их дальнейшая судьба?

- Да, тогда под огнем оказались и молоканские селя. К примеру, соседнее с моим родным селом Муганлы молоканское село Куропаткино часто попадало под артиллерийский обстрел армянских боевиков. В итоге Куропаткино, как и другие села, покинуло население, и село сейчас находится под армянской оккупацией.

Мне запомнился случай, когда в тылу противника во время разведывательно-диверсионной операции недалеко от города Мартуни (Ходжавенд) в молоканском поселении мы наткнулись на группу русских женщин и детей. Они прятались в помещении, в котором, согласно разведданным, должны были находиться армянские командиры и военные. Представьте себе всю напряженность ситуации, когда мы врываемся в помещение, а там вместо боевиков прячутся женщины и дети. Я успел им подать знак рукой, чтобы не кричали и молчали. Далее мы помогли русским женщинам и детям выбраться в безопасное место.

- А если вновь начнется война и Вам придется идти в бой, как Вы поступите?

- Я очень надеюсь, что удастся избежать возобновления войны и гибели молодых людей в бою, а тем более - гражданского населения. Разве какой-то родитель захочет, чтобы гибли дети или молодежь? Вспомнил одну душераздирающую историю времен первой карабахской войны. Как-то раз с целью обмена телами погибших обе стороны достигли соглашения о временном прекращении огня на фронте. Тогда на позиции осталось тело молодого армянского солдата, ставшее неузнаваемым из-за прямого попадания снаряда. Тело пролежало уже достаточно длительное время и стоял нестерпимый трупный запах. Пришел старик-отец распознать и забрать тело сына. Он обнял разлагающееся, источавшее нестерпимый запах тело сына и громко рыдал. Никто из нас не смог остаться равнодушным к происходящему. До сих пор не могу забыть эту сцену. 

Если начнется война в Карабахе, я думаю, что лучше отправлять на фронт нас - участников первой карабахской войны. Помимо того, что мы имеем большой боевой опыт, мы к тому же легче переносим ужасы войны. В период недавних апрельских боев в Карабахе, завершившихся успешным освобождением стратегически важных участков азербайджанских территорий, большое количество ветеранов добровольно рвались на фронт. Я вместе с группой ветеранов тоже не раз тогда выезжал на различные участки фронта, чтобы словом, советом и своим опытом быть полезным.

- К сожалению, российская общественность слабо знает о причинах армяно-азербайджанского конфликта, и интерес к этой теме возрос после недавних апрельских боев на фронте. Не хотите осуществить проекты с целью донесения в России правды о Карабахской войне?

- Я думаю, очень важно расширять связи и сотрудничество с российской общественностью и СМИ. В ближайшее время намечены мои выступления в Москве и встречи с общественностью. В рамках этих встреч буду рад ответить на все интересующие российскую общественность вопросы и приглашаю всех заинтересованных к диалогу.

Михаил Некрасин


2844 просмотра

Связаться с автором статьи можно по адресу vak.news@gmail.com

Поздравляем
Наверх