Ниязи Ниязов: Диаспоре стоит больше рассказывать о достижениях ученых азербайджанского происхождения

04 февраля , 2016, 12:06

Во многих городах нашей необъятной России живут талантливые азербайджанцы. У каждого из них своя профессия, но объединяет их то, что они преуспели в своем деле, стали профессионалами в своей сфере. Сегодня героем нашего интервью стал представитель интеллигенции, научного сообщества Санкт-Петербурга, доктор исторических наук, доцент кафедры международных отношений на постсоветском пространстве Санкт-Петербургского государственного университета Ниязи Сабирович Ниязов. В нашем интервью он рассказывает о том, как стал ученым, о своей семье, российско-азербайджанских отношениях, нагорно-карабахском конфликте, диаспоре.

VAKinfo: Ниязи Сабирович, Вы известный эксперт, представитель интеллигенции Санкт-Петербурга, родились в Азербайджане. Расскажите, пожалуйста, как жизнь привела Вас в Ленинград?

Ниязи Ниязов: Дело в том, что в юности, когда мне пришло время учиться в вузе, а это был 1984 год, в Баку я успешно сдал экзамены, прошел серьезную систему отбора и поступил в Ленинградский государственный университет по целевому направлению, которое в свое время для молодых специалистов организовал покойный Гейдар Алиев. В рамках целевой программы самые сильные ученики республики направлялись на обучение в лучшие советские вузы в Москву, Ленинград, Ташкент, Киев и т.д. Так в 1984 году началась моя учеба. В то время отсрочки от армии не было, и через год после поступления в университет я был призван на службу в советскую армию в танковые войска, в которых прослужил два года. После армии я вернулся к обучению в университете и оказался в числе студентов последнего выпуска ЛГУ в Советском Союзе. Окончив специалитет университета, вернулся в Баку. В течение года с лишним пытался устроиться на работу, но на ситуацию в стране уже повлиял развал СССР, начало карабахского противостояния. Приход к власти Народного фронта Азербайджана сформировал в стране такие реалии, при которых я как специалист оказался на родине ненужным. И один из моих, ныне покойных, преподавателей ЛГУ – Виктор Георгиевич Бортневский, хорошо знавший о моем научном потенциале, предложил мне вернуться в университет и поступить в аспирантуру. Я так и сделал – вернулся в Ленинград и поступил в аспирантуру к профессору Борису Анатольевичу Старкову, стал заниматься историей развития советского военно-промышленного комплекса, в частности историей военно-промышленного комплекса Ленинграда 1935-1941 гг.

С 1994 года начал вести педагогическую деятельность в различных вузах Санкт-Петербурга, в том числе в известном «Финеке», ныне это Санкт-Петербургский экономический университет. В 1997 году я успешно защитил кандидатскую диссертацию на тему «Становление и развитие военно-промышленного комплекса Ленинграда 1935-1941 гг.» После защиты диссертации продолжил заниматься педагогической и научной деятельностью. В 2000 году я перешел на работу в Санкт-Петербургский государственный университет на факультет международных отношений. Здесь моя научная деятельность обрела новое направление. В середине нулевых годов по рекомендации декана факультета, профессора Константина Константиновича Худолея  я начал изучать проблему безопасности Южного Кавказа, также занимался проблемами международной национальной безопасности. В 2012 году защитил докторскую диссертацию «Основные векторы политики военной безопасности Азербайджанской Республики в 1994-2011 гг.», в которой отразил процесс становления нового образа вооруженных сил Азербайджана (техническое развитие, развитие военно-промышленного комплекса республики).

Имею свыше 60 публикаций, среди которых 2 монографии (Основные векторы политики военной безопасности Азербайджанской Республики в 1994-2010 годы. СПб., 2010; Формирование оборонной политики Азербайджана в контексте геополитики и концептуальных подходов к безопасности в 1994–2011 годы. СПб., 2012). Главные темы публикаций – история межвоенного периода (время между двумя мировыми войнами 1918-1939 гг.), история Второй мировой войны, современная история государств Южного Кавказа. Также мое мнение в качестве эксперта по различным актуальным вопросам международных отношений, внешней политике России, государств Южного Кавказа отражено в многочисленных интервью.

VAKinfo: Когда Вы поняли, что хотите заниматься наукой? Или просто жизнь так сложилась?

Ниязи Ниязов: Наукой я хотел заниматься всегда. И я должен сказать огромное спасибо моим учителям Школы № 7 города Агдама (Алиевой Севиль Исмаиловне, Мамедову Мамеду Муртузаевичу, Курбановой Сульгие Мусеибовне, Царевой Надежде Флоровне, Нагиеву Наги Ашуговичу, Алиеву Кямалу Ашрафовичу, Рустамовй Ганире Рустамовне, Ширхановой Светлане Мустафаевне… и в их лице всем нашим великим учителям)  Эти люди в свое время подтолкнули меня к тому, чтобы я серьезно занимался историей, хотя в определенный период у меня было желание посвятить себя точным наукам, я даже лелеял мечту поступить в Московский авиационный институт на авиастроение, но мои педагоги увидели во мне будущего историка-аналитика, а не технаря, и сказали, что в качестве аналитика я буду куда более востребован. Вот так я последовал советам моих педагогов, которые в некоторой степени определили мою судьбу.

Также огромная заслуга в том, что я выбрал историческую науку как главное дело жизни, принадлежит моим родителям: отцу – Ниязову Сабиру Бейляр оглы и матери – Курбановой Солмах Агверди кызы На выбор пути повлиял и мой дядя – Курбанов Рафиг Агверди оглы. Они заметили, какая литература интересовала меня в юности, что это были книги по истории Второй мировой войны, и вот так решили развивать во мне этот интерес, создавали все условия для этого. Не удивительно, что я был увлечен историей, ведь у меня было советское детство, это было время, когда подвиг советских людей в ВОВ воспринимался однозначно положительно, не было бессмысленного ура-патриотизма, а была именно гордость и желание поподробней узнать, как люди сражались за Родину.

На мои научные интересы также сильно повлияла служба в армии. Именно после службы меня заинтересовала тематика военно-технического развития в истории.

С коллегами – кандидатом исторических наук из Баку Р.Г. Гатамовым и доктором исторических наук А.Ю. Павловым

на научной конфренции в СПбГУ по Первой мировой войне

VAKinfo: Ваши родители – тоже люди науки?

Ниязи Ниязов: Нет, мать была детским врачом, отец – журналистом, исторической наукой они не занимались. Дядя вообще был инженером-строителем.

VAKinfo: Ваши дети тоже занимаются наукой?

Ниязи Ниязов: У меня четверо детей, моя старшая дочь еще студентка, младшая ходит в детский садик, а самому младшему из всех – сыну, вообще еще только год и три месяца исполнилось. Так что наукой они еще не занимаются. Но вот моя супруга, Ниязова Галина Юрьевна, тоже посвятила свою жизнь науке. По первому образованию она филолог, сейчас активно занимается политологией. Как и я, Галина Юрьевна работает на факультете международных отношений СПбГУ. Весной прошлого года супруга защитила диссертацию на соискание ученой степени кандидата политических наук на тему «Лингвистическое измерение политики России и Великобритании в Азербайджане в контексте глобальных процессов». Таким образом, я и моя супруга занимаемся изучением различных аспектов внешней и внутренней политики Азербайджана, в том числе вопросом российско-азербайджанских взаимоотношений. И мы как аналитики заинтересованы, чтобы отношения между Россией и Азербайджаном крепли, были взаимовыгодными, братскими.

VAKinfo: Как Вы считаете, сегодня в мире насколько хорошо знают азербайджанских ученых, экспертов, насколько сильно представлены они в международных организациях?

Ниязи Ниязов: Многих азербайджанских ученых знают, при этом не имея понятия, что они являются азербайджанцами. Так как не всегда выходцы из Азербайджана рекламируют, откуда они родом и свою национальную принадлежность, потому что эти люди вышли из СССР, а тогда люди были едины, жили одной страной, не разделяя друг друга по национальному признаку.

Сегодня, что греха таить, у российского обывателя сформировано представление об азербайджанцах как торговцах на рынке, я думаю, вы это знаете, это не является секретом. И борьба вот с этим представлением является одной из главнейших задач нашей диаспоры. Но эта борьба не может быть выиграна в течение одного дня из-за стереотипов в головах людей. Для разрушения этих стереотипов нужно приложить немало усилий не только снизу, эти усилия должны поддерживаться на государственном уровне. Сегодня мы видим, что российские государственные СМИ не дают особо негативную окраску российско-азербайджанским отношениям. Хотя бывают прецеденты – недавно, например, телеканал «Звезда» пропустил некорректный сюжет про Нагорный Карабах. Такие провокационные материалы способствуют тому, что российская общественность не совсем положительно воспринимает азербайджанских ученых, аналитиков, их деятельность. Россияне думают, что вот, азербайджанцы – враги, которые наших армян обижают. Конечно, провокационные сюжеты СМИ имеют прямую связь с текущей российской политикой. И с этой точки зрения азербайджанцам очень сложно как-то доказать свою профессиональную пригодность, хотя среди азербайджанцев много кандидатов и докторов наук. Азербайджанцам еще долго придется доказывать, в рамках постсоветского пространства и в первую очередь в России, что их удел – не только торговля на рынке. Поэтому я считаю, что азербайджанской диаспоре больше стоит рассказывать о достижениях ученых азербайджанского происхождения, но для этого нужно, чтобы формирование диаспоры вышло на новый этап.

Что касается международных организаций как таковых, то им нужны как правило не ученые, а чиновники, которые имеют определенные связи в политической, экономической сферах. Ученые в международных организациях не нужны, потому что они говорят правду, которая может не коррелировать с текущей политической ситуацией. Даже если азербайджанские (хотя национальность здесь не имеет значения) ученые становятся членами  каких-то международных организаций, они подчиняются правилам, по которым существует организация.

VAKinfo: То, что российский обыватель ничего не знает о выдающихся азербайджанцах, об азербайджанской истории, культуре, что в Москве нет по факту вот так наглядно, чтобы все знали, азербайджанских магазинов, магазинов с азербайджанской национальной продукцией, не проводятся масштабные мероприятия, связанные с Азербайджаном, на этом фоне совершенно другая ситуация со всем, что касается армян. Почему армянское лобби так сильно в России?

Ниязи Ниязов: Такая ситуация складывалась веками, ее корни мы можем найти в истории. Так получилось, что армянская диаспора в России начала формироваться на фоне русско-турецкого противостояния еще в XVIII-XIX веках, и этот факт армянами всегда активно использовался. Важно отметить, что среди армян было много востоковедов, и поэтому представления русских о Востоке, в том числе, о мусульманском Востоке – это те представления, которые сформировали в сознании нашего общества армяне. Все элементарно: взгляды армянских ученых стали взглядами российского государства. Определенные улучшения для азербайджанцев и турок в этой области можно было наблюдать в 20-30-е годы XX века, когда отношения между Советским Союзом и Турцией находились на высоком уровне. Но в конце Второй мировой войны эти отношения охладели, и вина в связи с этим лежит, без сомнения, на тогдашнем советском руководстве. В годы Холодной войны, когда Турция присоединилась к НАТО, армянский взгляд на историю оказался превалирующим. В это время советскому народу активно навязывалась точка зрения «какие плохие турки», от советского народа это «по наследству» перешло к россиянам.

Сегодня мы видим обострение отношений между Россией и Турцией, и в этой ситуации можно заметить, что опять вперед полезли эксперты, являющиеся этническими армянами и не скрывающие того, что они хотели бы и дальнейшего ухудшения российско-турецких отношений, хотя такой исход событий ни в интересах Турции, ни в интересах России. Особенно это не на руку России, поскольку в сегодняшнем мире по сути не осталось стран, с которыми она имела бы действительно хорошие партнерские отношения, стран, которым она могла бы доверять.

Очень многие действия сегодня на фоне ухудшения российско-турецких отношений носят провокационный характер. Это, например, недавняя попытка армян внести на повестку дня Государственной Думы вопрос о признании «геноцида армян». Важно отметить, что когда нагорно-карабахский конфликт только разгорался, такой же сюжет был использован армянскими сепаратистами для того, чтобы начать эту войну. И хочется задаться вопросом: какая связь между так называемым геноцидом 1915 года и азербайджанцами, не имеющими к этому геноциду вообще никакого отношения. Ко всему прочему, стоит сказать, что факт «геноцида армян» исторически еще никто так и не смог доказать.

Давайте взглянем правде в глаза: для российского обывателя что азербайджанец, что турок – без разницы. Если российские СМИ пропагандируют негативную информацию о Турции, ко всему прочему, если руководителями ведущих СМИ России являются этнические армяне, то средства массовой информации и озвучивают точку зрения, выгодную армянам. Таким образом, все это приводит к тому, в сознании российского обывателя формируется взгляд, выгодный армянской стороне. Также армяне манипулируют сознанием россиян тем, что они (армяне)-христиане, причем православные, а азербайджанцы и турки – мусульмане. Но те, кто занимается изучением русского православия, четко знают, что между русским православием и православием армянским огромная разница, настолько огромная, что вдобавок к созданным трудам по этой теме можно написать еще столько же.

Кстати, хочу напомнить, что недавно Патриарх Московский и всея Руси Кирилл отметил, что в Османской империи турки терпимо относились ко всем религиозным меньшинствам, в том числе к армянам как христианам. Так вот эти слова Патриарха вызвали волну негативной критики со стороны армян в отношении главы Русской православной церкви. А почему? Потому что Патриарх сказал правду. Итог ситуации: это выступление Патриарха Кирилла и реакция армянской стороны стали известны исключительно узкому кругу лиц. Российские СМИ этот случай практически не осветили. Ведь если бы российской общество узнало о реакции армян на слова Патриарха, оно бы тоже задумалось, что Патриарх же просто не будет бросать слова на ветер.             

Так вот, что касается великолепной интегрированности армян в российское общество, надо понимать, что армянская диаспора формировалась столетиями, а азербайджанская диаспора по факту начала формироваться только после развала Советского Союза. И процесс формирования нашей диаспоры еще не завершен, он только идет, ищутся разные варианты ее существования, и на этом пути есть как достижения, так и ошибки. В любом случае, процесс полноценного формирования азербайджанской диаспоры, полагаю, со временем принесет свои плоды.

В России отношение к азербайджанцам будет меняться в зависимости от того, какую позицию в этом вопросе займет российская власть и как в целом будут складываться российско-азербайджанские отношения. Если отношения между Азербайджаном и Россией будут позитивными, если российские СМИ будут доводит до обывателей не только точку зрения армян, а хотя бы иногда и азербайджанскую точку зрения на происходящие на Южном Кавказе события, то тогда что-то в восприятии россиянами азербайджанцев действительно может измениться.

Вот элементарный пример, посмотрите, как много времени российские СМИ уделяют освещению «геноцида армян». А про геноцид в Ходжалы, самом факте того, что это произошло, не говоря уже о причастности нынешнего президента Армении к этим событиям, – ничего. Армянам разрешается организовывать в связи с «геноцидом» публичные мероприятия по всей России, азербайджанцам в таком праве, как правило, отказывается. Избирательность такого подхода понятна, поскольку в сознание большинства россиян с конца XIX вкладывался тезис, что основными союзниками российского государства на Южном Кавказе является Армения. Хотя если обратиться к историческим фактам, можно увидеть, что именно проблема армянского сепаратизма в 1905-1907 годах способствовала революционизации Южного Кавказа, что в конечном итоге сыграло негативную роль во время распада Российской империи. Во время референдума в 1991 году перед распадом СССР три прибалтийские республики плюс никто иной как Армения отказались участвовать в этом референдуме, чем по сути способствовали развалу Советского Союза. И при этом Армения в представлении россиян является одним из главных союзников России, в том числе союзником в идее формирования новой империи, недаром она вступила в Евразийский экономический союз. А присоединение Армении к ЕАЭС произошло потому, что без экономической помощи, без политической поддержки России Армения как независимое государство фактически существовать не может. Между тем армянские коллеги на такие замечания имеют привычку обижаться. Но снова же, можно обратиться к рейтингам, к статистике, и понять, кто от кого зависит.

На таком фоне позитивного отношения россиян к Армении, азербайджанцы многими российскими обывателями воспринимаются как чужеродный элемент, при всем при том, что азербайджанцев можно назвать коренным народом России, поскольку в Дагестане, к примеру, азербайджанцы испокон веков проживают в большом количестве и являются гражданами России. А причина такого восприятия азербайджанцев – смутное знание гражданами России реалий постсоветского пространства и слабое представление об истории народов.

VAKinfo: Как вы оцениваете сегодняшний этап российско-азербайджанских отношений?

Ниязи Ниязов: Я считаю, что сегодня российско-азербайджанские отношения находятся на довольно-таки высоком уровне. Но они могли бы быть еще лучше. В первую очередь этому мешает неурегулированность нагорно-карабахского конфликта. Как гражданин России, как человек, для которого Азербайджан является исторической родиной, как человек, занимающийся наукой, могу сказать, что азербайджанское общество, а также азербайджанская политическая элита, включая Президента страны Ильхама Алиева, очень и очень бы хотели, чтобы Россия занимала более активную позицию в вопросе урегулирования армяно-азербайджанского конфликта, потому что именно разрешение этого конфликта, во-первых, принесет стабильность в регион Южного Кавказа, во-вторых, это позволит России расширить сферу своего политического влияния, причем не при помощи военной силы, а посредством «мягкой силы» – дипломатии, что в целом будет способствовать дальнейшему укреплению российско-азербайджанских отношений, может дать импульс к новому витку взаимоотношений республик Кавказа. Если оккупированные территории будут освобождены, то для России на азербайджанских территориях откроется широкое поле для инвестиций, которые будут давать если не моментальный, то очень быстрый доход. На освобожденных территориях начнется невиданных масштабов строительство, в котором смогут участвовать и российские компании и получать от этого высокий доход за счет поставок в Азербайджан строительного оборудования (которое cам Азербайджан не производит). Поэтому я считаю, что перспективы взаимодействия между Россией и Азербайджаном в случае урегулирования нагорно-карабахского конфликта просто фантастические.

VAKinfo: Вы же родились в Агдаме… Что можете сказать, насколько вероятно, что нагорно-карабахский конфликт сможет разрешиться в ближайшие годы? Как оцениваете работу Минской группы ОБСЕ?

Ниязи Ниязов: Работа Минской группы – это не работа, это имитация деятельности. Минская группа – это не только ее официальные представители, но и огромное количество чиновников, которые в организации готовят аналитические доклады, занимаются иной деятельностью, при этом получают хорошие должностные оклады. А реальная работа МГ – никакая, за более чем 20-летнюю деятельность никаких существенных подвижек в вопросе разрешения конфликта не произошло, достижения нулевые.

Азербайджан никогда не пойдет на то, чтобы принять армянские требования, чего многие в России и Армении не понимают. Азербайджан не согласился на требования армян еще в 1994 году, когда он был нищий, армия находилась в тяжелом состоянии, у страны фактически не было союзников. Сегодня Азербайджан, обладающий одной из лучших армий в мире (а по последнему рейтингу боеспособности армий мира Азербайджан занимает 38-е место из 60 существующих позиций, а Армения в этот рейтинг вообще не попала), тем более не пойдет на уступки.

Если война начнется, она, конечно, ляжет на Азербайджан тяжелой ношей, это будет серьезное испытание, но для Армении она будет ужасной трагедией. То преимущество в военной подготовке, которое было у армянской стороны, я имею ввиду уровень офицерского состава, единое командование, военно-техническую сторону, – сегодня Арменией утеряно. У Азербайджана же сегодня даже после девальвации маната есть деньги, и этих денег Азербайджану хватит для ведения войны с Арменией на протяжении 3-4-х лет. Армения же такими средствами не располагает.

Я повторюсь и скажу, что хотелось бы, чтобы Россия проявила большую активность в урегулировании нагорно-карабахского конфликта, важно, чтобы хотя бы началось освобождение прилегающих к Нагорному Карабаху оккупированных районов, которые являются азербайджанскими и это бесспорно, а потом потихоньку искать пути к полному урегулированию конфликта, что в интересах самой же России.

VAKinfo: Так все-таки, насколько вероятно, что нагорно-карабахский конфликт сможет разрешиться в ближайшие годы?

Ниязи Ниязов: Я могу сказать по-другому: каждый день, который не приносит урегулирования конфликта мирным путем, приближает час войны. Это совершенно точно. И прошлый год в этом отношении стал показательным, я могу сказать, что такого не было раньше, чтобы применялась тяжелая артиллерия, удары наносились вглубь территории противника. Мы видим, что пределы терпения Азербайджана на исходе, поскольку он сталкивается с сильнейшим давлением со стороны России, США, Франции и других стран, выступающих против военного решения конфликта. Но в какой-то момент для Азербайджана возобладает логика развития собственного государства. Важно отметить, что сегодня растет поколение азербайджанцев, которое в вопросе урегулирования нагорно-карабахского урегулирования более непримиримо, чем тем поколения, которые напрямую пострадали от армянской агрессии (и к которым отношусь я, поскольку я родился в Агдаме, и мой город оккупирован и уничтожен). Также новое поколение азербайджанцев не имеет опыта совместного проживания с армянами, и таким образом ими армяне изначально воспринимаются как враги. И с учетом тех процессов, которые сегодня происходят на Южном Кавказе, тех, угроз, которые нарастают, со временем у армян могут возникнуть проблемы. Армения недовольна сегодняшним руководством Азербайджана, но она не берет в расчет, что если к власти в Азербайджане придут, к примеру, исламисты или иные силы, то скорее всего Азербайджан будет настроен на силовое решение конфликта гораздо в большей степени, чем при нынешней власти, которая все-таки пытается найти мирное решение конфликта. И чем скорее эта истина будет осознана армянами и представителями Минской группы ОБСЕ, тем скорее найдутся пути решения проблемы. В какой-то момент всем в Азербайджане станет без разницы, оказывается внешнее давление на Баку или нет, внутренние процессы будут таковы, что придется начать эту войну и уже остановить ее будет невозможно. Армянские провокации на линии фронта в один момент могут настолько накалить настроения в Азербайджане, что азербайджанские власти просто под давлением снизу будут вынуждены принять решение об освобождении Карабаха.

VAKinfo: Поддерживаете ли Вы отношения с азербайджанской диаспорой?

Ниязи Ниязов: Да, я поддерживаю отношения с азербайджанской диаспорой, я участвую в работе Национально-культурного объединения друзей азербайджанцев «Нахчыван». И спасибо огромное его главе – Идрису Гахраманову за то, что добился решения установить в Санкт-Петербурге памятник русскому генерал-адъютанту Гусейну Хану Нахчыванскому, этническому азербайджанцу, человеку, который не предал императора и до конца был верен присяге.

На мероприятии в честь дня рождения Г.А. Алиева, организованном

Генеральным консульством Азербайджана в Санкт-Петербурге

Диаспора работает, но многие модели деятельности азербайджанской диаспоры восходят корнями к советскому прошлому. Сегодняшняя азербайджанская молодежь этого не понимает, молодежь выступает за совершенно иную манеру ведения деятельности. Надо признать заслугу Посольства Азербайджана и заместителя Посла Гудси Османова, который делает все для того, чтобы диаспора не просто сборищем каких-то людей, а это были патриоты, люди с достижениями, которые работали бы на благо дружбы и укрепления российско-азербайджанских отношений. Хотелось бы также коснуться деятельность АМОР – хотелось бы, чтобы АМОР начал работать более новаторски, использовал как азербайджанский опыт, так и опыт других стран.

В любом случае, процесс формирования диаспоры еще очень долгий. Сегодня существует много азербайджанских диаспорских организаций, и на этом фоне ведутся дискуссии, нужна единая диаспорская организация или организаций должно быть много. У меня на этот вопрос нет однозначного ответа, как правильнее. Но если каждая из существующих диаспорских организаций будет эффективно работать и сотрудничать друг с другом, а не показывать, что вот они хорошие, а все остальные плохие, то диаспора будет развиваться в правильном ключе. И я более, чем уверен, и сужу по тому, что говорит молодежь, я думаю, что задачу укрепления диаспоры сможет решить молодое поколение, я делаю на нее ставку, потому что сегодняшняя молодежь динамична и быстро принимает решения, они не так зашорены, как мы, у них широкий кругозор и хорошее представление о том, что происходит в мире, они были в разных странах, многое видели, и сказкой о белом бычке, которого не существует, их не обмануть. И я надеюсь, что молодежь, которая меня очень радует, приведет азербайджанскую диаспору к должному состоянию. 

Беседовала Анна Усанова


4611 просмотров

Связаться с автором статьи можно по адресу vak.news@gmail.com

Новости по теме


Поздравляем
Наверх